«Чудит батюшка». Как я стал настоятелем-рэпером

Как я сочетаю службу в церкви с музыкальным творчеством

«Чудит батюшка». Как я стал настоятелем-рэпером

Как я сочетаю службу в церкви с музыкальным творчеством
Я настоятель храма Сретения Господня в небольшом селе недалеко от Чебоксар. Забот хватает: помимо службы в церкви, много работы по хозяйству, ведь у меня большая семья — шесть детей. Одной из граней моего творчества является проект Nastoyatel, в котором я пытаюсь сочетать рэп-музыку и православие.

В США уже давно существует Gospel Rap или Holy Hip-Hop — своего рода воцерковленный рэп. Думаю, у молодых людей тоже есть потребность, чтобы с ними говорили о вере и Боге на понятном им языке.

Я настоятель храма Сретения Господня в селе под Чебоксарами

Почему рэп

Рэпом я увлекся после службы в армии и учебы в политехническом институте на экономическом факультете: работал диджеем на двух музыкальных радиостанциях в Екатеринбурге. Там же на радио в начале 2000-х родилась и рэп-группа EK PLAYZ (группа существует и сейчас, но уже без моего участия).

Мы много ездили по фестивалям, тогда же выпустили первый диск. Первые композиции записывали на студии известного шансонье Александра Новикова, хотя он сам не знал этого, его звукорежиссер так подрабатывал.

Несмотря на увлечения молодости, я для себя всегда понимал, что есть в жизни что-то более важное, главное. И я искал это главное. Читал книги разных религий и вероучений. В основном это были восточные гуру или эзотерические книжки.

В общем, был полный духовный винегрет. Но тут заинтересовался православием. К вере пришел сам, меня никто не тянул, начинал с нуля, знания впитывал, как губка.

Как я стал священником

Друзья по рэп-группе отнеслись к моим поискам вполне нормально. Правда, в текстах группы видели что-то вроде интеллектуального иронически-юмористического хип-хопа, а я же искал что-то более глубокое. Так и чередовали наши композиции.

Я служу в храме Сретения Господня в небольшом селе Чемурша в 16 километрах от Чебоксар. Церковь новая, построили и освятили ее только в 2012 году на месте разрушенного в 1940-х годах храма

В 2001 году я поступил в Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, а потом по приглашению настоятеля алатырского монастыря архимандрита Иеронима в 2004 году приехал пожить в мужской монастырь в Алатыре — это в Чувашии.

Подумывал даже о монашестве, но понял, что мой путь — семейная жизнь.

Там же, в монастыре, познакомился с будущей супругой, Натальей, которая была в паломнической поездке. Получил сан священника, служил сначала в Алатырском районе, потом в Чебоксарах. Сейчас настоятель в храме Сретения Господня в небольшом селе Чемурша в 16 километрах от Чебоксар.

Как совместить рэп и богослужение

Микрофон я долго в руки не брал — было не до того. Но в 2013 году вернулся к рэпу. Тогда я возглавлял молодежный отдел епархии и много выступал перед школьниками и студентами. Вспомнил свое увлечение и записал свой первый после долгого перерыва трек «Без благодати».

Люди привыкли, что священник будет талдычить им про заповеди, евангелие, страшный суд и так далее, подчас воспринимая все это как фон. Когда же батюшка предстает перед аудиторией совершенно в другом, неожиданном амплуа, у людей ломается стереотип, и они внимательнее прислушиваются к тому, что он говорит.

Рэп — это не педагогический прием и не эксперимент ради проповеди, это просто часть моей жизни, музыкальные биоритмы рэпа мне очень близки и понятны. Как и некоторых других музыкальных направлений, например, джаза

Иногда меня спрашивают, почему именно рэп, ведь это явно не духовная музыка — не молитва, не акафист, не хоровое пение, и как рэп можно сочетать с богослужением? Я отвечаю: «Да, есть храм со своими культурой, канонами и традициями богослужения, их нельзя трактовать вольно, но когда ты проходишь мимо церкви, то оказываешься на паперти, где своим творчеством я как бы указываю на храм, мол, туда можно войти».

Как я записываю свои композиции

Я сочиняю и записываю песни в свободное от службы и домашних забот время. Толчком, как правило, становится образ или идея, вокруг которой все и начинает крутиться. Я размышляю: а вот хорошо бы написать об этом. Такие идеи могут висеть долго, но когда окончательно созревают, тогда и рождается композиция.

У меня большая семья — шесть детей, две дочери и четыре сына, старшей уже 12 лет, а младшему один год

Записываю дома — у меня есть хороший микрофон, звуковая карта, в общем, мини-студия. Ведь я еще записываю дома еженедельные программы на радио. Какие-то композиции свожу сам, какие-то отправляю знакомым, платно. Последний по счету трек «Осень золотая» полностью сам и записывал, и сводил.

Время, которое занимает подготовка одной композиции, зависит от разных обстоятельств — в основном от загруженности другими делами. Но если поставлены жесткие сроки, то могу сделать всё за пару дней, а так обычно это неделя-другая. Потому что тут я записал, там послушал; не понравилось — переписал, свел трек — переслушал, опять что-то надо переделать.

Конечно, если бы у меня был профессиональный звукорежиссер или промоутер, результат был бы другим, а пока это все-таки на любительском уровне.

Размещаю композиции в собственном канале Nastoyatel на YouTube и в своем аккаунте в сети «ВКонтакте». Не знаю почему, но там больше откликов — на последние треки было 60–70 тысяч заходов.

Самые известные рэп-композиции о. Максима (M.S. Nastoyatel)

А в рэп-баттлах я никогда не участвовал, меня это совершенно не цепляет. Это что-то чуждое. Я не понимаю, как можно оскорблять друг друга и еще терпеть эти оскорбления. В этом нет творчества, а лишь стремление возвыситься над другим за счет грубости.

Уверен, что текст должен быть выношен, рожден чувствами и личными жизненными обстоятельствами, а в рэп-баттлах никакой глубины нет, просто набор слов и отработанных приемов.

Как к моему творчеству относится паства и начальство

В моем сельском приходе паства — это уже зрелые люди за 40 лет, много стариков. Отношение к творчеству нормальное: кто-то говорит, что им нравится, некоторые, наверное, думают: «Ну чудит батюшка». Но для большинства я священник в классическом понимании, хотя все знают, что я не ограничиваюсь службой в храме, но и выступаю, например, на местном радио и телевидении.

Моя паства — зрелые люди, за 40

Прежний митрополит мое увлечение рэпом не очень одобрял, но и не запрещал. Он видел во мне человека, который что-то активно делает. Наш нынешний митрополит Чебоксарский и Чувашский Савватий, к которому я пришел за благословением своего трека «Осень золотая», сказал: «Мне нравится, публикуй».

Я считаю, что прежде всего надо быть честным с самим собой. Я и стараюсь оставаться собой. Скажу честно, это не так просто для священника. Вокруг тебя оказывается много рамок, ограничений и стереотипов.

Я не знаю, как меня еще будет штормить и бросать по жизни, какие испытания и эксперименты мне уготованы, но главное — не расплескать веру…

Текст: Сергей Пономарев

Фото и видео: из личного архива о. Максима Курленко

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться