Путешествие в Арктику:
как я гонял наперегонки с ледоколом и делал предложение на льду

ГЕРОЙ

автопутешественник

Наша команда из шести человек установила рекорд, проехав из Норильска в арктический поселок Диксон тысячу километров. Причем на обычных автомобилях, не подготовленных для экстремальных условий Крайнего Cевера. Бывали дни, когда наши пикапы-«паркетники» ползли по этой ледяной пустыне медленнее черепах в пустыне песчаной, мы полностью выбивались из сил и почти наступало отчаяние. Или встретив свежие следы белого медведя, прошедшего в километре от палатки, мы вздрагивали: а если бы умка был голодный и решил напасть? Но тяготы и лишения заканчивались и помощь к нам приходила вовремя… Рассказываю, как мы обогнали ледокол в соревновании на скорость. А потом он нас спас.

Любовь к Серверу, бесконечной тундре и ее обитателям у меня в крови

Я родился в Магаданской области — возможно, поэтому у меня тяга к Северу и дальним странствиям. Арктика — мой дом родной, неважно где ты — на Таймыре, в Якутии, на Колыме или Чукотке. Люблю этот особый полярный дух и бесконечную тундру, которая играет разными красками и не повторяется. Возможно, еще и поэтому бросил вполне успешную карьеру авиационного менеджера и предпринимателя и с головой окунулся в экстремальные автопутешествия.

С Арктикой у меня связано много самых ярких моментов в жизни, но одна история особенная — мы с друзьями на обычных машинах проехали зимой от Норильска до Диксона* обратно и установили рекорд России.

Зачем я путешествую по бездорожью

Мне иногда задают вопрос: в чем смысл ваших путешествий? Для чего нужно выбирать такие пути, где иногда не то что твердых дорог, а даже временных зимников нет, где приходится пробиваться через снежные заносы, тонуть в раскисшем насте и ползти с черепашьей скоростью – буквально колея в колею? Неужто только ради того, чтобы просто установить очередной спортивный рекорд? Или это такая романтика для взрослых мужчин?

Спортивные цели и романтика, конечно, есть. Без них наш мир был бы скучным и серым. Но не только: лишь в условиях полного бездорожья можно проверить возможности серийных машин – хотя бы тех самых «паркетников».

Аляска или север Канады, где вроде бы схожие климатические условия, слишком цивилизованны: куда ни ткнись – везде прекрасные автобаны с пунктами ТО, заправками и мотелями. Там особо не разгуляешься.

А вот наши арктические просторы с полным отсутствием цивилизации на сотни и даже тысячи километров позволяют по полной испытать возможности той или иной модели. Несколько лет назад я стал амбассадором (послом) компании Toyota в России. Так что мои экстремальные автопутешествия – это еще и способ обкатки машин в необычных условиях.

Как мы стартовали

В январе 2018 мы вместе с друзьями решили проехать от Норильска и Дудинки до самой северной материковой точки страны – поселка Диксон на берегу Карского моря

Наша команда из шести человек стартовала 15 января 2018-го из Норильска на двух внедорожниках Toyota Hilux. Машины мы при этом не готовили к экстремальным холодам — это было условие для рекорда, поставили лишь дополнительные фары и еще кое-что по мелочи, что никак не влияло на ходовые характеристики машины.

В моих путешествиях часто вообще нет никаких дорог. В той самой экспедиции на Диксон были только короткие отрезки зимников, действующих три-четыре месяца, не больше, а в основном снежная целина и наст на льду сначала Енисея, а потом Енисейского залива и самого Карского моря. По нему мы и продвигались. Общее расстояние составило около 1500 км.

В тот год на Таймыре выпало аномально много снега, поэтому весь путь прошел, как мы говорим, «на лопате»: проезжаешь 50 метров, застреваешь в снегу, выходишь и откапываешься. Потом проезжаешь еще 50 метров, снова застреваешь и снова откапываешься. И так — бесконечное число раз. Формула движения укладывается в три слова: копать-ехать-толкать.

По дороге мы видели белых медведей и встретили атомный ледокол

Температура порой опускалась ниже -50 ℃, которые из-за сильного ветра ощущались как -70 ℃. Водители ночевали в машинах, а другие участники экспедиции — в палатках, которые ставили прямо на льду.

Как мы гонялись за ледоколом

Атомный ледокол «Таймыр»* мы встретили в начале пути, когда ехали по льду Енисея. Он полным ходом шел навстречу нам, с необычайной легкостью раскалывая льды.

Так обычно выглядит наш быт в путешествиях

Представьте себе картину: ты спишь в палатке, вокруг — полное арктическое безмолвие. Тишина стоит такая, что на несколько сот метров слышен шелест спального мешка. И вдруг слышишь тихий треск. Выглядываешь наружу — а там, буквально под боком, мимо тебя практически бесшумно проходит махина высотой с девятиэтажный дом... – больше 15 метров.

Мы были так ошарашены мощью и красотой этого гиганта, что даже не успели толком его сфотографировать и снять на видео

И тогда мы развернули машины и помчались за «Таймыром». Догнали его километров через десять, несколько сот метров шли вровень, а потом обогнали и ушли вперед, чтобы выбрать точку и все-таки произвести съемку.

Когда шли по льду Енисея, навстречу нам полным ходом прошел атомный ледокол «Таймыр»

Вообразите себе: я на льду Енисея мчусь наперегонки с атомным ледоколом! Мой среднеразмерный пикап Toyota Hilux массой меньше двух тонн и ледокол с водоизмещением 20 тысяч тонн и силовой установкой мощностью 50 тысяч лошадиных сил. Это даже не моська и слон, а скорее пескарь рядом с синим китом.

Уже потом капитан «Таймыра» Павел Волков нам скажет: «А, так это вы с нами ралли устроили? А то мы стоим на мостике и смотрим, это что за сумасшедшие тут задумали гоняться? Прямо-таки «Формула-1» на Енисее!».

Как «Таймыр» нас спас

Путь до Диксона – дорогой это назвать нельзя, ее там просто нет - была цепочкой приключений и чрезвычайных происшествий. У наших пикапов выявилась немало недостатков, которые не страшны, когда ты передвигаешься по асфальту, но в условиях полярной ночи и заснеженной вымерзшей тундры могут оказаться роковыми для путешественника. Уже тогда мы поняли, что наша резина ни к черту не годится.

Обратный путь из Диксона оказался тяжелее, особенно первые 250-300 км. Резко потеплело — до -17 ℃, ветер поднялся до 20 м/с, твердый наст размяк. Автомобили всё чаще приходилось откапывать.

В моих путешествиях часто вообще не бывает каких-либо дорог

Когда машина постоянно застревает в снегу, покрышки не выдерживают. В селе Караул – это примерно в 180 км от Дудинки — местный житель подарил нам две запасные камеры, но всё равно на обратном пути мы остались без запаски. Шли на спущенных шинах, почти на ободах, через каждые полчаса останавливались, чтобы подкачать колеса.

Последние сто километров до полярной метеостанции Сопочная Карга мы ехали двое суток, так что выхода не оставалось: мы связались с руководством «Росатомфлота» и капитаном того самого «Таймыра», который нас в итоге забрал и вместе с машинами-страдалицами доставил в Дудинку.

Я всегда мечтал потрогать ледокол, и пока мужики с помощью стропов и грузовой стрелы поднимали пикапы на палубу, подошел прямо по льду к борту, погладил его рукой, восхитился мощью и вслух поблагодарил и за участие в незабываемой гонке по дороге на Диксон, и за то, что пришел на помощь на обратном пути.

За эту экспедицию нашу команду занесли в Книги рекордов России и Европы. А вот с Книгой рекордов Гиннеса не вышло — что-то с процедурой оформления не сложилось.

Обручальное кольцо вручал на льду
Моря Лаптевых

Супруга Владлена также прониклась Севером

Моя будущая жена Владлена работала управляющей в ресторане, где я часто обедал. Там мы с ней и познакомились. А уже во вторую экспедицию, которая называлась «59-я широта», я позвал ее с собой. Хотел показать любимой не заморские курорты, а нашу страну и места, которые мне дороги, ведь на 59-й широте располагаются и мой родной Магадан, где родился и вырос, и Санкт-Петербург, где я учился в университете гражданской авиации.

Владлена была так потрясена северными красотами и моими планами, что тоже бросила успешный, но такой скучный общепит.

Предложение руки и сердца на берегу моря... Лаптевых 

А предложение руки и сердца я ей сделал, как об этом и мечтает почти каждая женщина, на морском побережье, вручив любимой кольцо из якутского золота с якутским бриллиантом. Правда, это была бухта Моря Лаптевых Северного Ледовитого океана, но ведь все равно это настоящее море. Потом мы шутили, что если бы она отказалась, то я бы там, во льдах, ее и оставил. Но не отказалась.

С кем поеду в путешествие через 20 лет

В последних моих экспедициях жена не участвовала. У ней было важное дело. В сентябре у нас появились на свет мальчишки-двойняшки. Теперь с учетом их старшей сестренки я стал многодетным отцом. Забот прибавилось, но теперь я знаю, с кем я поеду путешествовать через двадцать лет. А, скорее всего, и раньше.

Ну а увлекательные экстремальные маршруты для всей семьи мы придумаем вместе…

Текст: Сергей Пономарев

Фото и видео: из личного архива Богдана Булычева



Делайте мир лучше!

А страховая программа «Индивидуальная защита» поможет при коронавирусе и других заболеваниях. Телемедицина включена в полис.

Если рисковать, то со страховкой

Комментарии

Написать