My Way. Как я проехал на мотоцикле вокруг света

На меня нападал слон, пытались украсть талибы, крутила лихорадка Денге. Рассказываю, как за четыре года я объехал на мотоцикле 75 стран

АВТОР 

Олег Харитонов 

путешественник из Москвы

Шесть лет назад я получил права на вождение мотоцикла. И уже через полтора месяца отправился на нем в кругосветное путешествие. Я не знал ни одного иностранного языка, не имел больших сбережений и подобного опыта поездок. Зато я технически подкован, легко завожу друзей и не теряюсь в экстремальных ситуациях. 

…Лаос. Я мчусь по дороге мимо деревни и вдруг вижу — на дороге что-то мелькает. Краем глаза успеваю заметить, что это черный поросенок. «Хорошо, что не черная кошка», — проносится мысль. Внезапный хлопок! — и мотоцикл резко уходит влево. Его подбрасывает и переворачивает вместе со мной. Удар. И я открываю глаза уже в канаве… 

Как выяснилось позже, в повороте лопнуло переднее колесо. Упав, я сломал левую руку в плече со смещением и осколками. Пришлось приостановить мое путешествие. В эти долгие два месяца, пока срасталась кость, мне только и оставалось — вспоминать, как все начиналось… 

В Лаосе у мотоцикла лопнуло переднее колесо. В результате я сломал руку

«Путь». Начало

А начиналось все не очень радостно. Я потерял жену, которую безумно любил. Долго жил словно в полусне. Любые начинания рассыпались, как песок. 

Случались эпизоды мимолетного счастья: я встретил женщину, с которой стал жить, у нас родилась дочка Юля. Но отношения потом разладились, и моя жизнь в целом протекала в минорных тонах. 

Когда в середине 2013 года родилась идея кругосветки, она так зажгла, что казалось: мир снова повернулся ко мне лицом

Помню: лето, открытое окно, карта на столе. Маркером я рисую путь — сначала по России, Монголии, потом по Юго-Восточной Азии, Америке, Африке, Европе… Так появился маршрут кругосветки. Я назвал его The Way — «Путь».

Как я собирался в дорогу

Почему для передвижения я выбрал мотоцикл? Потому что он быстрее машины, на нем можно забраться в непроходимые места. Перевозить байк с одного континента на другой гораздо дешевле. На мотоцикле ты всеми косточками чувствуешь окружающий мир — и холод, и жару, и дождь, и камни. И самое главное — ты не закрыт от людей, как в машине, а на равных с ними. 

Очередная ночевка в палатке

Был только один нюанс: я не умел водить байк. Но за полгода до путешествия пошел учиться в школу эндуро — это то же самое, что мотокросс, только не по замкнутой трассе, а по пересеченной местности

Для такого длительного путешествия не существует идеального мотоцикла. Главное — он должен быть проходимым, уверенно идти по шоссе и везти большой груз. 

Я человек технически грамотный (радиоэлектронщик по первому образованию), и перед поездкой сам доработал купленный байк. Чтобы было удобней сидеть, багаж разместил не сзади, а в специальных сумках на корпусе мотоцикла. А бензобак перенес в нижнюю часть, благодаря чему байк стал более устойчивым. 

Я полгода занимался английским с репетитором четыре раза в неделю, но это не помогло. Бог напрочь лишил меня способности к языкам. Однако в дороге ни разу не возникло проблем с коммуникацией! Всегда было достаточно мимики, жестов, общеизвестных слов. 

И вот 20 августа 2014 года я стартовал. Мне было 43 года. 

Почему полезно нарушать планы

Вначале в моем плане была красивая цифра — 800 дней. Я составил точный график и старался следовать ему. Но в поселке Манжерок на Алтае познакомился с человеком по имени Володя, который делает эндуро-туры*. Он как раз отправлял группу по самым недоступным местам и предложил мне отправиться с ними. 

Я отказался, ведь по плану на следующий день должен был въехать в Монголию. Володька спросил: «Ты зачем в кругосветку поехал?» — «Чтобы все увидеть!» — «Если ты завтра с нами не поедешь, то ничего не увидишь!» 

На следующее утро я отправился с ними по Алтаю. Это оказался невероятный мир, который бы мне не открылся, если б я уехал в Монголию. 

Я понял, что если есть возможность увидеть что-то необычное, это нельзя упускать. 

С тех пор я сходил с маршрута еще много раз, и 800 дней растянулись на четыре года. 

Как бурятские боги преподали мне урок

График был сорван, но я все равно старался до холодов успеть добраться к теплым широтам. 

В Улан-Удэ я остановился на пару дней, чтобы подготовить себя и технику к дороге до Владивостока. И тут телевизионщики попросили сделать сюжет про мое путешествие. Я хотел снять его в необычном месте — например, съездить к староверам. Но вместо этого журналисты привезли меня к желтому зданию в китайском стиле и стали снимать стандартное интервью. 

Я психанул: «Зачем вы меня притащили к этой желтой ерунде?» А вечером мое «интервью» показали по телевизору. Оказалось, что «желтая ерунда» — это буддийский дацан, очень почитаемая святыня у бурятов! 

И вдруг на следующий день у меня поднялась температура под 39, началось жуткое расстройство желудка. Лежу и думаю: «Наказали меня бурятские боги. Простите!» 

Приходил в себя дня четыре, а когда наступил день отъезда, подошел к окну и увидел, что там зима

На заснеженной Транссибирской магистрали

Все во льду, машины еле ползут, а мой мотоцикл стоит весь в снегу. Что делать? Друзья посоветовали погрузить мотоцикл на поезд до Владивостока. Но я решил двинуться по снегу — медленно, по обочине. 

Так и проехал несколько тысяч километров по замерзшей Транссибирской магистрали. 

Как я остался без спонсоров и денег

Пока я добирался до Владивостока, случился «черный вторник». Если на старте путешествия доллар стоил 35 рублей, то теперь — под 70. 

Сбор средств на продолжение пути во Владивостоке

Авиакомпания, которая вызвалась перевозить мотоцикл в Таиланд, в два раза подняла цену. Спонсоры в Москве отказались от финансовой поддержки. А личных доходов не хватало. Друзья стали звонить и говорить: «Олег, надо возвращаться. Ты и так всем все доказал». 

Я действительно стал планировать возвращение. Но как-то ночью подумал о людях, которые мне помогали, и стыдно стало. Решил: еду дальше. Тут же нашлась другая авиакомпания, предложившая цену ниже, с деньгами помогли друзья. Так что в Таиланде я оказался, как и планировал. 

После Владивостока спонсорские флаги на мотоцикле сменились на один флаг с надписью: «Мои спонсоры — мои друзья»

Про встречи и впечатления

У меня появились сотни новых друзей по всему миру. Необычная встреча произошла в Анголе, в городе Лубанго. Я остановился в небольшом автосервисе, и его владелец говорит: «О, я знаю одного русского. Сейчас я ему позвоню». Так я познакомился с доктором Анатолием, который живет в Африке уже 25 лет. 

Его дом с российским флагом на крыше — это неофициальное посольство России в Анголе. Все его соседи научились понимать по-русски. Когда я, уставший от скудной местной еды, оказался у него в гостях, на стол подали борщ с черным хлебом, огурчиком и солеными лисичками. Лисички — в южной Африке! 

Мне интересны места, не исхоженные миллионами туристов

Каких только красот я не повидал! Но я старался посещать малоизвестные или недоступные туристам места. На Мачу-Пикчу, например, я не был. Как только вижу кассу и толпу людей на входе — разворачиваюсь и уезжаю. 

Случались и неприятности

Мне постоянно везло. Бывали ситуации, когда я был на волосок от серьезной травмы или даже гибели, но все обходилось. Я считаю, что мне помогали знакомые ангелы. 

В Африке, в Буркина-Фасо, на меня напал слон. Я заехал в очень красивый, но заброшенный кемпинг: постройки, заросшие лианами, излучина реки, потрясающих размеров баобабы. 

Там меня встретил сторож и предложил показать семью слонов, что жили неподалеку. Я, конечно, согласился. 

Африканские слоны агрессивны и всегда атакуют то, что может представлять угрозу

Когда мы прошли в саванну, слон оказался слишком близко, оставалось только удирать. Мой проводник бежал налегке, в одних трусах, и моментально скрылся с глаз. А я несся в полной мотоэкипировке, с камерами наперевес, продираясь сквозь ветки. Повезло: слон только напугал нас и не стал гнаться всерьез. 

Два раза я серьезно болел. В Конго подхватил малярию. Благо, мне оказал помощь русский доктор при посольстве, медицина в Конго ужасна. Но намного тяжелее было на Кубе, когда я переболел лихорадкой денге. После выздоровления почти год случались рецидивы. 

Госпитализация в Конго

Но, наверное, по-настоящему я испугался за свою жизнь в Пакистане, когда талибы хотели меня выкрасть ради выкупа

Перед въездом в Пакистан мне выдали список надежных людей и мест безопасных ночевок. В одном из городков меня должен был встретить проводник. Но что-то пошло не так: меня окружили бородатые мужчины в белом, увели в какой-то дом и принялись расспрашивать, откуда я, сколько зарабатываю, ждет ли меня семья. 

К счастью, в последний момент мой проводник все же появился, и меня оставили в покое. 

Как я чуть не опоздал

У меня была цель — вернуться к 1 сентября 2018 года, чтобы повести дочку в первый класс. И как назло недалеко от Москвы в мотоцикле протекла охлаждающая жидкость. Но я не стал задерживаться для ремонта. Так и въехал в Москву — с приделанным бачком от жигулей, который протечку компенсировал. Но на линейку успел! 

После путешествия мне было нелегко адаптироваться к обычной жизни. В дороге все просто: есть путь и одинаковые проблемы, которые ты решаешь по мере их поступления. Но в обычной жизни проблемы валятся одновременно, и они очень разные. Когда я вернулся, мне казалось, что готов свернуть горы. А тут болото мелких дел, в котором можно утонуть. 

На путешествие ушло около 3 миллионов рублей

Я научился справляться, составляя чек-лист из задач и стараясь избегать бесполезных дел

Зато больше меня не мучают вопросы: кто я и что мне по-настоящему важно. Для меня дело жизни — это путешествия. С экспедициями я связываю теперь и самые серьезные цели. Например, в ближайшую пару лет собираюсь отправиться в самую быструю кругосветку в мире. Сейчас рекорд — 19 дней, и он будет мною побит. 

Текст: Ирина Смоляная.

Фото: из личного архива Олега Харитонова






Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться