Путешествие по Сахаре. Как мы пешком прошли пустыню

Рассказываем, как в пустыне Сахара мы встречались с кочевниками, искали воду и отбивались от разбойников

Путешествие по Сахаре. Как мы пешком прошли пустыню

Рассказываем, как в пустыне Сахара мы встречались с кочевниками, искали воду и отбивались от разбойников

Мы братья-близнецы, и у нас одинаковая страсть – путешествовать в самых разных уголках планеты. На нашем счету — множество переходов, восхождений, плаваний и марафонов, в том числе покорение семи великих пустынь мира

Одна экспедиция — с севера на юг Западной Сахары*, которая состоялась зимой 2010 года, — особая. Потому что мы прошли по маршруту пешком без какого-либо сопровождения через зону с особым режимом, напичканную минами.

Западная Сахара — спорная территория в Северной Африке, 80% которой оккупировано Марокко, а оставшаяся часть, наименее заселенная и не обладающая никакими природными ресурсами, представляет собой так называемую «свободную зону». Там базируются отряды фронта ПОЛИСАРИО — организации, ведущей партизанскую войну за независимость с марокканскими войсками и провозгласившей непризнанную Сахарскую Арабскую Демократическую Республику.

Для защиты от атак повстанцев марокканцы вдоль всей границы со «свободной зоной» возвели несколько оборонительных стен, точнее, цепь валов и насыпей общей длиной 2700 км, на которых располагаются военные гарнизоны, установили множество противопехотных мин на подходах и оборудовали пулеметные гнезда на вершинах.

Про первые неприятности

Первоначально мы планировали свой маршрут через самый центр территории, где почти нет жителей, кроме редких кочевников, передвигаясь от колодца к колодцу до военного городка Бир-Арзаран, и уже оттуда свернуть на запад к побережью Атлантического океана. Однако жизнь и местные реалии — минные поля и ограничения военного режима — кардинально изменили эти планы, наш путь сместился западнее и прямая линия маршрута превратилась в зигзаги и углы.

Из административного центра Западной Сахары, городка Эль-Аюн, мы вышли ближе к вечеру, потому что еще до старта пришлось переоборудовать тележку, на которой мы везли по пустыне воду, продукты и оснащение.

Дело в том, что в самолете у нас украли часть багажа — алюминиевые элементы телеги. Замены им не было, поэтому пришлось восстанавливать на месте, используя стальные и тяжелые аналоги.

Это был плохой знак. И действительно — уже через сутки произошел первый серьезный инцидент

*По этому конвейеру, построенному в 70-х годах прошлого века немецкой фирмой «Крупп», фосфоросодержащая руда из пустыни доставляется прямо на борт специальных судов. Те везут ее в Европу, где из руды делают удобрения

Мы подошли к самому длинному в мире ленточному транспортеру*, который тянется 98 километров от фосфоритовых рудников в городке Бу-Кра до порта в Эль-Аюне.

Марокканцы контролируют территорию Западной Сахары очень фрагментарно – на узкой полосе вдоль океана. Что происходит в центре страны, неизвестно никому, даже местным жителям

Обойти это сооружение не реально, но можно пересечь, подлезая под опоры. Если, конечно, охрана не поймает. Нас поймала.

Допрашивали пять с лишним часов, правда, беседа велась корректно. Полицейские на пальцах, жестами и ужасной мимикой объяснили нам, что сами они вглубь пустыни никогда не ездят, потому что она вся заминирована, идти можно только по старым колеям, а по территории шныряют шайки разных бандитов.

Потом нас посадили в полицейский джип и отвезли обратно, почти в исходную точку, настоятельно посоветовав выбрать другой маршрут.

Как мы шли через пустыню

Мы продолжили движение на юг вдоль единственной асфальтированной дороги, которая гордо называется Трассой №1. Сходить с нее строго запрещено. Однако нам нужна была пустыня, а не «дорога жизни», и мы шли зигзагами по пустынным просторам — от оазиса к оазису, от колодца к колодцу.

В день проходили по 30-35 километров. По утрам кипятили воду на портативной горелке. Пили крепкий арабский кофе и завтракали сублимированными кашами и омлетом. Шутя спорили, кто из нас первый начнет кукарекать.

Одежда в пустыню выбирается та, в которой меньше потеешь и которая защищает от солнца: футболка из хлопчатобумажной ткани и легкая ветровка светлых тонов с коэффициентом защиты от ультрафиолета 30+, теплая шерстяная одежда для ночного времени, широкополая шляпа или панама, солнцезащитные очки и перчатки

Жара в пустыне стоит неимоверная: днем плюс 45. Ночью прохладнее, самая низкая температура была +8 С. Ветер слабый, совсем не охлаждает тело. Несколько раз бывало, что мы почти теряли сознание и падали прямо в песках от усталости, жары и перенапряжения. А еще мириады мух, которые лезут в рот и глаза, залезают в уши, не дают пить и готовить еду.

В пик жары Сахара начинает дурачить, водить человека за нос так, что сомневаешься в своём благоразумии
В пустыне ты выбросишь все нужные и ненужные вещи и побрякушки, чтобы облегчить себе жизнь – всё то, что в начале пути казалось необходимым и ценным

Вещи и предметы приобретают весьма странные и абстрактные формы. На горизонте расползаются озёра. А древние бастионы и минареты превращаются при приближении в кучку сбившихся кустарников или прогнившую и заржавелую бочку из-под солярки.

Как мы пили чай с повстанцами

Километрах в пятидесяти от Бождура, примерно на полпути к колодцу Аридаль, нам повстречались на двух видавших виды лендроверах четверо арабов-сахарави – это местное племя, считающее Западную Сахару своей землей. Один, вооружённый острым тесаком, предложил попить чаю.

Но приглашение на чай было лишь предлогом: своей провизии у арабов не оказалось, они нацелились на наши скудные припасы. Мы достали сухой хлеб и финики, чем вызвали явное недовольство.

На одном из сидений джипа лежал автомат Калашникова, замотанный в грязную тряпку. В регионе уже несколько лет длится перемирие и многие повстанцы, оставшись без дела, промышляют в пустыне чем могут

Один из кочевников в грязной засаленной одежде, закутанный в берберский платок, не сводил глаз с золотого обручального кольца на руке Сергея. Однако все обошлось, попив чая с повстанцами, мы спешно удалились.

Что в пустыне главное

Если в среднем в день проходить 25 км, то требуется 5-7 литров воды в сутки. Если очень жарко, то уходит и 10 литров из-за большого потоотделения. Мы несли с собой по 36 литров на каждого.

Пересечь пустыню пешком без телеги практически невозможно, если маршрут длинный, а переходы от колодца до колодца более 80 километров

Рассчитывать на редкие колодцы, указанные на карте, не стоит – многие из них оказываются высохшими или вода в них непригодна для питья.

Главное в пустыне – это вода. Можно провести несколько дней без пищи, но без воды, особенно при 35-градусной жаре, уже к концу дня превращаешься в кусок поджаренного мяса

Когда мы вышли из прибрежного поселка Эль-Дахля, где немного восстановили силы и пополнили припасы, и направились вглубь страны, в головах вертелась одна мысль: не пропустить «Точку Принятия Решения». То есть момент, после которого еще можно вернуться обратно, потому что воды до цели не хватит.

Пункт невозврата мы пропустили: впереди было 50 километров, а в наших канистрах оставалась всего 14 литров

На свое счастье, мы встретили берберов-скотоводов, и кочевники пополнили наши запасы воды. А мы оказали одному из них медицинскую помощь, обработав осколочные ранения руки, полученные от разрыва боевого снаряда.

Как мы лишились коляски

В Бир–Арзаране, базе марокканских военных, генерал долго проверял наши документы, а на следующее утро выгнал из капониров на воздух десятки танков. Похоже, скучающий в этой пустынной глуши генерал хотел похвастаться перед нами мощью марокканской армии.

Возвращались к океану по расчищенному бульдозерами треку, который используют бензовозы, доставляющие топливо для военной техники базы Бир-Арзарана.

Нас совершенно замучили проколы колес тележки, каждый день их приходится разбортировать и заклеивать

На этом этапе нас совершенно замучили проколы колес тележки. Резина оказалась очень слабой и протыкалась любой колючкой, которых в пустыне на каждом шагу. Приходилось заклеивать.

Наконец, на полпути от Бир-Арзарана к океану коляска развалилась окончательно, выдержав 850 километров.

Как закончилось наше путешествие

Пустыня кажется бескрайней, мы в ней совсем затерялись. Но все заканчивается, в том числе и «долина безмолвия» — так мы назвали путь от Бир-Арзарана до поселка Эль-Аргуб на перекрёстке трансокеанской «дороги жизни».

С этого момента мы двигались строго на юг вдоль берега океана — по асфальтированной трассе, ведущей в Бир Гандуз, город на границе с Мавританией. Заминированные еще в семидесятые годы прошлого столетия поля больше не позволяли нам углубляться в пустыню.

По дороге натолкнулись на автокемпинг с трейлерами пожилых французов, которые здесь проводят зиму под охраной марокканских солдат.

Здесь наш трекер показал: пройдена тысяча километров. По такому поводу впервые за полтора месяца мы позволили себе выпить немного виски, который принесли французы

Финиш был через пару десятков километров у поста Гергерат на границе с Мавританией, где мы, наконец, выдохнули: Сахара пройдена!

Текст: Сергей Пономарев
Фото и видео: из личного архива братьев Синельников

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться