Жара, лихорадка, тропические ливни. Как я пересек на велосипеде Африку (и выжил!)

Минимум пять раз за время велопутешествия я был на волосок от смерти. Рассказываю, что я пережил в Африке

В прошлом году я махнул с велосипедом в Африку. Да не просто махнул, а пересек ее — от Каира до мыса Игольный в ЮАР. В Египте я ехал под конвоем, в Эфиопии меня закидали камнями. В Судане попал в песчаную бурю, а в Кении едва не утонул в сточной канаве, заболел лихорадкой и чуть не вернулся домой. Незабываемое путешествие, что ни говори!

Я хорошо помню, как впервые сел на велосипед в детстве и то ощущение свободы! Наверное, тогда и решил объехать весь мир. Первый велосипед, подходящий для путешествия, купил в 2010 году — это был велик кросс-кантри* среднего класса.

*Кросс-кантри в переводе с английского — «пересеченная местность». Так называются и велосипеды, подходящие для езды по бездорожью: по крутым спускам и затяжным подъемам, песку, камням, грязи, корням деревьев и прочим неровностям.
Я в начале пути. Впереди 15 тысяч километров и полгода дороги

Друг подсказал, как усовершенствовать стального друга — поставить мощное заднее колесо и багажник. На этом велосипеде я и отправился в двухгодичное путешествие. К концу поездки у него «родным» остался только руль.

Сейчас у меня 4 велосипеда. Каждый — под определенный проект.

Как я поехал в Африку

Экспедиция в Африку — не первое мое большое велопутешествие. В 2014–2016 годах я был в кругосветке длиной 54 000 км, потом участвовал в самой протяженной велогонке Red Bull Trans-Siberian Extreme.

Почему Африка? Я много читал об этом континенте — от мифов и сказок до исторических книг, у меня дома висит большая карта Африки. И однажды, глядя на карту, я подумал: почему бы и нет?

Один из самых популярных комментариев в соцсетях: «Stels? Да ладно!» Люди не верят, что я пересек Африку на отечественном велосипеде

Подготовка к экспедиции заняла три месяца. Это были самые долгие сборы в моей жизни: время ушло на оформление документов, получение виз, общение с консулами. Еще я подготовил велосипед и тщательно проработал маршрут.

В поездку я отправился с Любовью Казанцевой — спортсменкой, педагогом и профессиональной художницей. Она собиралась учить африканских детишек рисовать, и мы взяли с собой краски, кисти и другие инструменты.

Люба в Эфиопии заболела, сошла с дистанции и улетела домой, так что финишировал я один.

В путешествие мы отправились вместе с Любовью Казанцевой

Мы стартовали в Каире 26 августа 2019 года. 19 февраля 2020-го я достиг мыса Игольный — южной оконечности Африки. Я проехал 15 050 километров через 12 стран.

Про акклиматизацию

В Египте сильная жара: +45 днем и +30 ночью. Надо было акклиматизироваться, перестроить режим дня и питания. Я не любитель ждать, когда организм привыкнет сам, поэтому мы с Любой адаптировались резко: в первые несколько дней ехали на пределе, пили много воды и старались есть как можно больше пищи, к которой привыкли в России. Хотя если честно, я могу прожить вообще без воды несколько дней. Практиковал сухое голодание, организм привык.

Сахара встретила нас палящим зноем: температура доходила до 50 градусов

Раньше я все сравнивал с Афганистаном, в котором побывал еще в 2012 году. Там сложно, беспокойно, бюрократия, полиция достает… Но после того, как попал в Африку, понял: Афганистан — дружественная и радушная страна. Там все-таки другое отношение к гостям. А в Африке есть страны, где ты никто.

Едешь и понимаешь, что в любой момент с тобой может произойти что-то нехорошее

Для безопасности в Египте нам выделили патрульную машину. Военные сопровождали весь путь — это три недели. С одной стороны, безопасно. С другой — очень напряженно и полное отсутствие свободы: под конвоем идешь даже в туалет.

У жителей пустыни до сих пор распространен живой транспорт. Как и тысячи лет назад

Любое наше действие — даже поход на рынок — приходилось согласовывать, конвой моментально пресекал любые попытки общения с местными. Понимаю, что все это ради нашей безопасности. Но чувствуешь себя как в тюрьме.

Как нас в Эфиопии чуть не убили

В начале поездки по Эфиопии в нескольких метрах от нашей палатки перевернулся грузовик — это был первый случай, когда я оказался на волосок от гибели.

Дорога давалась трудно: постоянные спуски и подъемы. Днем — жара, а ночью в горах холодно.

Хотя не столько страшны были погодные условия, сколько люди: мы получали камнями по спинам даже от детей!

Часть Эфиопии пытается отделиться, поэтому там проходят постоянные демонстрации и стычки. Однажды нам с Любой и группе французских велотуристов пришлось проезжать через колонну протестующих. На нас бросились несколько человек, полетели камни и палки. Французу разбили голову. Пришлось драться, чтобы заступиться за себя и Любу.

Местные так и норовят с тебя что-то взять, пытаются забрать одежду или велосипед. Они думают: вот едет белый на велосипеде — значит, ему делать нечего, значит, у него денег много, и он отдаст все, что имеет. Поэтому здесь надо было следить за вещами и великом постоянно. С наступлением темноты люди становятся еще агрессивнее.

Как я пережил бурю и чуть не утонул в канаве

А вот Судан оказался радушным. Пожалуй, это самая гостеприимная страна на пути. Там люди постоянно приглашали в гости, угощали.

Но в Судане было другое испытание — песчаные бури. Чтобы было понятнее, это как в России попасть в сильную метель, только вместо снега песок. И гораздо тяжелее. Если от метели защищает одежда, то в Африке передвигаешься в одной футболке. Так себе спасение от бури. Положение усугубляла жара. Днем столбик термометра показывал +50, поэтому мы иногда ехали ночью, когда прохладнее — всего +40.

А в Кении меня накрыл сезон тропических ливней. Дождь хлестал без перерыва, дорогу размыло. Я старался объезжать тяжелые участки, но один раз попал в большую промоину. Ушел в нее с головой. В это время надо мной стояла толпа местных и… смеялась.

Из ямы я выбрался. Очень переживал за телефон, технику и дневник. Но все обошлось малыми потерями: электроника просушилась, записи, которые я веду на бумаге, и гербарий не пострадали.

Лихорадка и никакой медицинской помощи

Первой заболела Люба. Ей стало плохо, когда мы были в Эфиопии. Она бредила, у нее поднималась температура. Местные врачи не понимали, что с ней, диагноз так и не поставили и никакой медицинской помощи не оказали.

Наше путешествие вызывало всегда ажиотаж у местных детей

Мы решили, что надо добраться до Кении и оттуда Люба улетит домой. Но когда мы подъезжали к границе с Кенией, заболел и я. Чувствовал постоянную усталость, поднялась температура, потом появилась желтуха. Мы подумывали об окончании экспедиции: могли потерять сознание на ходу, а местная медицина просто беспомощная.

Через неделю мне полегчало. А вот болезнь Любы не отступала, и она улетела домой. Я продолжил путешествовать один. По прилете выяснилось, что она вернулась с двумя типами малярии!

Чем закончилось путешествие

После Замбии картина меняется — начинается Южная Африка. Там уже английская колониальная застройка, гораздо меньше мусора, дома — более опрятные, проезжаешь мимо ухоженных фермерских хозяйств. Впервые за 5 месяцев пути стали попадаться зоны отдыха со стульями и столами и урны для мусора.

От Намибии до ЮАР ехал через пустыню Намиб. Чем дальше продвигался, тем тяжелее было найти место в тени, чтобы поставить палатку. Вокруг только огромное пустынное плато, по которому гуляет ветер. Я обкладывал палатку большими камнями, чтобы ее не унесло. В Намибе я видел стада антилоп, кабанов и гиен.

От жары устаешь и теряешься. Когда я был в таком состоянии, в Намибии меня сбила машина. Я чудом не получил травм

ЮАР встретила меня сильными холодными ветрами с юга — там веет Антарктикой. Силы заканчивались, и в конце пути я за день проезжал всего 40 км — в пять раз меньше, чем, например, в Танзании.

Так, на пределе сил и возможностей, я и достиг крайней точки Африки, мыса Игольный. Было это 19 февраля — я успел до карантина и закрытия границ.

Что мне дало приключение

Люди и природа — самое запоминающееся в моих путешествиях. В Танзании я увидел стада жирафов, антилоп и зебр. В Зимбабве попробовал баобаб. Измельчал сухие плоды и заливал водой, получался напиток, по вкусу похожий на лимонный.

В Африку мы с Любой взяли семь килограммов красок, инструменты и альбомы для рисования. Люба проехала со мной четыре страны и везде проводила с местными детьми уроки. Было приятно наблюдать, как ребятня радуется простым вещам! Не телефонам и подаркам, а тому, как с помощью воды и красок получаются красивые рисунки. Это очень трогательно.

Я всю поездку вел дневник — записывал в тетрадь увиденные впечатления. Некоторые детские рисунки я вклеил в него.

Крайняя точка Африки, мыс Игольный. Здесь завершилось мое путешествие

Очень жаль, что мир сейчас отрезан, я в Африку бы вернулся!

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться