Русский Халк. Как я перетягиваю «Катюши», самолеты и корабли

ГЕРОЙ

русский экстремальный силач

Меня часто называют русским Халком. За четыре года я передвинул три десятка экземпляров боевой техники и самых разных транспортных средств, исторических и современных, общим весом более тысячи тонн. Рассказываю, как мне это удается и почему надуть грелку гораздо тяжелее, чем тянуть самолет.

В подмосковных Люберцах, где я живу, всегда царил культ силы. Еще во времена Советского Союза чуть ли не в каждом подвале была оборудована качалка.

Здесь до сих пор очень популярны культуризм, тяжелая атлетика и пауэрлифтинг. А силовой экстрим, которым я занимаюсь с 2012 года, — это венец и король всех силовых видов спорта.

Начинал я с разных шоу сценического экстрима, где мы с коллегами вручную разрушали предметы – давили руками кастрюли, скручивали сковородки, ломали о плечи черенки лопат и прочее.

Тогда же я начал первые опыты трек-пула — перетягивания в специальной упряжке автомобиля, самолёта, поезда, троллейбуса, автобуса или прочих крупногабаритных видов транспорта.

Сначала перетягивал небольшие внедорожники, потом взялся за куда более тяжеловесные объекты: вертолеты, самолеты, автобусы.

Как я стал силачом и накачал мышцы

Я с юности увлекался спортом: гребля на байдарках и каноэ, потом кикбоксинг – стал даже кандидатом в мастера по этому полуподпольному тогда виду единоборств.

В лихие 90-е, как и многие спортсмены, оставшиеся без будущего, я, двадцатилетний, пустился во все тяжкие и пристрастился к алкоголю.

Именно из-за выпивки получил тяжелую травму позвоночника. Почти восемь месяцев провел на растяжке, обездвиженный и полупарализованный. Совсем уже отчаялся, но попал к военным врачам, бывшим «афганцам», которые и собрали меня заново.

Тот период я вспоминаю спокойно, потому что именно он дал мне посыл к здоровому образу жизни и заложил основу для будущих побед.

В отличие от бодибилдеров, люди, занимающиеся силовым экстримом, не особенно увлекаются размерами мышц, для нас важнее силовая выносливость

Мои параметры зависят от того, к какому именно трюку я готовлюсь. Поэтому бицепс может быть и 47, и 55 сантиметров, а вес – 147 килограммов, как сейчас, когда я собирался перетягивать самолет на взлетном поле, и 134 кг, как это было когда я тянул самосвалы.

Живой вес набирается сам по себе из-за возросших нагрузок. Но вообще-то я ем все подряд, не ограничивая себя. В основном это белковая пища, салаты и много углеводов. Перед рекордом разрешаю себе торты и пирожные – они все равно сгорят.

Как я это делаю

Сдвинуть самолет, а потом протащить его очень непросто. Проблема не только в массе, но и в большой парусности объекта, а если еще дует ветер, то задача усложняется в несколько раз.

У силовых экстремалов есть такое понятие «снять с места». Если это самолет, под его весом шасси начинают проседать, поэтому в идеале лайнер хорошо бы сначала пошевелить, подергать вперед-назад, но для рекорда это неправильно.

Обычно спортсмены используют для перетягивания транспорта лестницу - упираются в ее перекладины. Я предпочитаю обходиться без подручных средств

Поэтому сдергиваю одним рывком в течение 20 секунд. Нагрузка на мышцы спины и рук колоссальная, верхняя граница давления подскакивает до 200, а поскольку я в это время стою на носочках, большое напряжение и на голеностоп.

В силовом экстриме именно во время снятия объекта больше всего случается травм. Но если не удастся сдернуть с первого раза, то на второй вас может не хватить

Никакие специальные вспомогательные приспособления я, как правило, не использую. Например, лестницы, которые другие участники силового экстрима обычно прибивают по пути движения, чтобы упираться ногами в перекладины.

Иногда мне предлагают специальное оснащение, но мне в нем неудобно. Поэтому только буксировочный канат и лямки.

Про мои достижения

Перетягивать транспорт, который движется по рельсам, легче. Убедился в этом, когда в поселке Кратово тянул узкоколейный грузопассажирский тепловоз ТУ-2 с машинистом – 33 тонны плюс вес машиниста. Во время такого трюка можно упираться в шпалы. Но только если перед этим не было дождя, который превращает шпалы в скользкое препятствие.

Хотя всё очень относительно. Например, особенности строения трамвайного колеса такие, что если есть хоть немного мусора на пути, сдвинуть 17-тонный трамвай очень трудно. Когда я пытался протащить легендарную «Аннушку» на Чистых прудах в Москве, пришлось трижды очищать рельсы от мусора.

Я проводил тренировку в метро и двигал головной вагон поезда «Русич», который весит 47 тонн. Всё получилось, хотя не очень удобно – шпалы в метро слишком утоплены в пол.

Но больше всего мне запомнился случай, когда я протащил реактивную установку БМ-13, произведенную в 1943 году на базе грузовика ЗИС-5, – знаменитую «Катюшу». Весит она около 7 тонн.

«Катюша» оказалась одним из самых тяжелых объектов в моей практике: у нее не было нейтральной скорости

Инерции тоже почти не было, то есть она не катилась, а я ее тащил почти волоком. Уже после обнаружил, что от лямок у меня остались кровавые подтеки.

Когда тянул ее по ровной поверхности, представлял, каково же было нашим солдатам в годы войны, которые буквально на руках вытаскивали это грозное оружие из хляби и грязи.

Однако все эти акции были тренировками перед трюком, который я давно задумывал, — сдвинуть и протащить самолет. И вот 11 сентября этого года в аэропорту Казани на торжествах, посвященных 100-летию Татарстана, я отбуксировал самолет CRJ 200 Bombardier. Без топлива он весит 16 тонн, я его протащил 35,4 метра за полторы минуты.

Зачем я надуваю грелки

Все передвижения объектов я обязательно сопровождаю надуванием трехлитровых медицинских грелок до разрыва. Это делает зрелище более эффектным. Моя основная задача – ошеломить зрителя, в первую очередь молодого, чтобы он восхитился происходящим, ведь я на своем примере призываю заниматься спортом и вести здоровый образ жизни.

А вам слабо надуть до разрыва 25 грелок за 12 минут?

Надувание грелок до разрыва – это отдельный вид экстремального упражнения

20 сентября на шоу в городе Дзержинске в память бывшего президента Всероссийской федерации силового экстрима Владимира Турчинского, которого считаю образцом для подражания, я поставил мировой рекорд, надув до разрыва 25 грелок за 12 минут. Тем самым более чем вдвое улучшив рекорд Турчинского, у которого было 11 грелок.

Такое упражнение тяжелее, чем перетягивание самолета. Оно связано с огромными потерями для всего организма, потому что с большим напряжением работают легкие и диафрагма, руки и ноги, происходит нечто вроде общей асфиксии.

Что я хочу еще сделать

15 сентября прошлого года на Москве-реке я протащил несколько метров четырехпалубный речной теплоход «Вещий Олег». Но это все-таки корабль, который находится на поверхности с небольшой осадкой.

Теперь мечтаю перетянуть на Балтийском море подводную лодку в полувсплытом состоянии. Чтобы была видна рубка с членами экипажа. Надо учитывать сопротивление воды, то есть задача сложная, но вполне решаемая 

Текст: Сергей Пономарев

Фото и видео: из личного архива Сергея Агаджаняна

Делайте мир лучше!

А страховая программа «Индивидуальная защита» поможет при коронавирусе и других заболеваниях. Телемедицина включена в полис.

Если рисковать, то со страховкой

Комментарии 1

Написать
Сергей Агаджанян Сергей Агаджанян
Искренне благодарю журналистов электронного издания за хорошую возможность рассказать о себе и своих ближайших планах!
Ответить
Написать