С неба — прямиком в ад. Как я прыгнул из вертолета на лыжах в кратер вулкана

Рассказываю, как я совершил самый высокий прыжок с вертолета на склон горы

ГЕРОЙ

Иван Малахов

прорайдер

Я — фрирайдер. Пять лет назад я сделал то, что до меня никто и никогда не делал — прыгнул с вертолета в жерло вулкана Мутновский на лыжах. Ролик о моем прыжке в youtube посмотрели свыше 4 миллионов человек. Рассказываю, как я стал сильнейшим фрирайдером в мире и чуть заживо не сварился в гейзере.

На горные лыжи я впервые встал в родном Смоленске — катался с 200-метрового холма под крепостной стеной. Тогда-то и понял: это именно то, чем я хочу заниматься всю жизнь.

Я участвовал в сотнях соревнований фрирайдеров по всему миру. Не был только в Австралии, там самая большая гора для горнолыжников высотой около 2 тысяч метров, спускаться с нее мне неинтересно

Катаюсь до сих пор, иногда по 6–7 часов в день. Но подготовленные трассы мне неинтересны — на них нет ни драйва, ни экстрима. По ним я не езжу. Другое дело фрирайд, когда сам выбираешь свой путь, а впереди — неизвестность и жизнь иногда висит на волоске, точнее, на тонком карнизе между горной стеной и обрывом.

С чего все началось

В 2015 году мы снимали коммерческий ролик для компании, производящей энергетические напитки. Я прошел жесткий отбор, в котором участвовали сильнейшие фрирайдеры мира. Нужно было совершить самый высокий прыжок с вертолета на склон горы на лыжах и спуститься с нее вниз. В общем, типичный хели-ски.*

Съемки сначала планировали провести в Северной Осетии на хребте Цея, но там погода стояла отвратительная, дул такой ураганный ветер, что вертолет совершил аварийную посадку в горах, слава богу, никто не пострадал.

Съемку при таких условиях вести было невозможно, к тому же небо затянуло тучами, а требовалась солнце. Время уходило, проект собирались закрывать, и тогда мы рванули на Камчатку.

Там условия проведения трюка оказались еще более экстремальными…

Вулкан Мутновский

Основная характеристика — действующий, последнее извержение в 2000 году, недалеко от вулкана работает Мутновская ГеоТЭС, использующая энергию подземных термальных вод;

 высота — 2323 м (28‑й по высоте на Камчатке);

 количество кратеров — 4, в том числе 2 заросших;

 диаметр кратера — 3503 м в основной кальдере;

 глубина кратеров — 400 м.

Что мне предстояло сделать

По новому сценарию вертушка должна была зависнуть над кальдерой действующего вулкана Мутновский примерно в 13 метрах над землей — это высота 4‑этажного дома, я спрыгиваю на лыжах на склон кальдеры и спускаюсь по нему вниз.

Прыгать с такой большой высоты очень страшно: ты себя буквально выпуливаешь из кабины Ми‑8 и уже в воздухе должен выправиться, чтобы подготовиться к приземлению. При этом вертолет под потоками воздуха не стоит на месте, постоянно дергается.

Стоит вертолету сдвинуться с точки на 2–3 метра — и ты можешь вовсе не попасть на склон

Или при прыжке неудачно приземлишься и несколько сот метров полетишь кубарем на дно кальдеры, а там настоящий ад — поле гейзеров из кипятка и фумаролы, то есть трещины и отверстия, откуда выходят горячие газы. Кипит, булькает, пахнет серой.

Всё в паре и дыму. Попадешь в такой адский котел — не только костей не соберешь, но и сваришься мгновенно. Будет этакая отбивная котлета из фрирайдера на пару.

До меня никто такого не делал. К тому же требовалось не только совершить прыжок, но и хорошо его снять, для этого прилетела группа из 10 человек.

Как все прошло

Несколько дней до трюка мы провели на горно-спортивной базе «Снежная долина». Я тренировался, выпрыгивая из вертолета с 5 метров на жесткий снег, совершил несколько пробных прыжков, в том числе на склон потухшего вулкана Вилючинская сопка, по высоте он почти такой же, как Мутновский, — 2175 метров.

И вот 15 апреля мы полетели на Мутновский. Основной эмоцией, которую я в тот момент испытывал, был страх неизвестности. Погода стояла идеальная, так же прошел и сам трюк: прыжок оказался высоким — 12,6 метра, а приземление очень чистым. 

Весь процесс от прыжка из кабины и до окончания спуска на дне кальдеры занял чуть более одной минуты

Для сравнения: спуск по трассе для фрирайда в Белой долине в Шамони (французские Альпы), превышающей 22 километра, у меня занял более 2 часов.

Реально ли избежать травм

Спорт, а фрирайд особенно, — занятие с риском для жизни и часто сопряженное с травмами. В 2017 году на этапе Freeride World Tour в австрийском Фибербрунне я сорвался со скалы и упал спиной о камни. Падение было таким сильным, что меня пришлось срочно эвакуировать на вертолете в ближайшую больницу.

Защитная экипировка спасла жизнь, отделался сильными ушибами. Но в нашем деле останавливаться нельзя, поэтому собрался с силами и полетел на Аляску на очередной этап мирового тура.

Два года назад в Канаде получил тяжелую травму колена, восстанавливаюсь до сих пор. Ну а синяки, ссадины, ушибы и растяжения я даже не считаю, это обычное дело.

В нашем деле избежать травм практически невозможно. Поэтому для фрирайдера обязательное условие — это страхование, особенно если ты новичок и не имеешь опыта. Если несчастный случай все же произошел, то защитить тебя может только страховой полис, по нему ты получишь и быструю медицинскую помощь, и выплаты при несчастном случае в зависимости от травмы. Эти средства, кстати, помогут вам и дальше во время восстановительных тренировок, массажей и разного рода физиопроцедур — они ведь не бесплатные.

Сколько еще я буду кататься

Сейчас мне 40 лет. В балете уходят на пенсию в 35, профессиональные спасатели — в 40, шахтеры и сталевары — в 45–50, а у нас нагрузки и риск нисколько не меньше.

Но в отличие от других видов спорта, финансирование фрирайдеров идет не от спортивных федераций, а от спонсоров — это они смотрят на твой уровень подготовки и возможности, готов ли ты к тому или иному трюку. Поэтому есть и очень возрастные фрирайдеры.

Планов у меня много, хотя каких-то таких не осуществленных проектов, которые не давали бы мне спать, нет 

Текст: Сергей Пономарев

Фото и видео: из личного архива Ивана Малахова, 
Андрей Британишский @britanishskiy

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться